Пауки-артисты или интересное поведение пауков

Пауки-артисты или интересное поведение пауков

Два борца шаг за шагом приближаются друг к другу на ринге... Поднятые вверх и разведенные в стороны «руки» грозят противнику быстрой расправой. Но вместо этого сошедшиеся борцы упираются лбами и начинают бодаться. А потом поединок вдруг прекращается, и соперники мирно расходятся. И снова сходятся два спортсмена, но используют для устрашения уже не «руки», а странные «рога», которыми украшены их головы. В третьем поединке противники скрещивают длинные «клинки». Но удары не наносятся – борьба проходит бескровно и заканчивается отступлением того из соперников, который признает себя побежденным...

Кто же эти спортсмены, демонстрирующие свое бесстрашие? Это всего лишь маленькие пауки-скакуны. Последний из описанных поединков происходит на листе дерева в дождевом лесу на Филиппинах. «Мечи» соперников – их необыкновенно удлиненные челюсти. Вторую схватку можно наблюдать тоже в тропиках – например в Сингапуре. Ну а для того, чтобы полюбоваться первым турниром, нам совершенно не нужно ехать «за тридевять земель». Достаточно летним днем тихо постоять, скажем, у какого-нибудь старого покосившегося забора...

Скакуны (Salticidea) – самое крупное семейство в отряде пауков. Они объединяют около 5000 видов, обитающих практически по всему свету. Первое, что бросается в глаза, когда смотришь на эти необычные создания, – завораживающий взгляд двух огромных блестящих глаз. Всего глаз у скакунов, как и у других пауков, восемь, но при этом одна пара совершенно необычна. Два глаза устроены наподобие телеобъектива и дают на сетчатке очень крупное изображение – правда, при ограниченном поле зрения. Элементы сетчатки в этих глазах расположены очень густо, так что уже на расстоянии 8 см паук видит свою жертву, например муху, в деталях, определяет ее размер и даже цвет! Малое же поле зрения компенсируется тем, что глаза приводятся в движение специальными мышцами, – так что паук не упускает передвигающуюся добычу из виду, сам оставаясь неподвижным. Это среди наземных членистоногих, надо заметить, довольно большая редкость.

Остальные шесть глаз скакуна не позволяют различить даже форму предметов, но зато расположены так, что паук замечает всякое движение и позади себя, и сверху. Информация, поступающая ото всех глаз, анализируется в комлексе. Если муха появляется позади скакуна, он замечает ее движение задними глазами с расстояния 20–25 см и разворачивается в ее сторону. С расстояния 8 см паук оценивает объект и принимает решение, с 4 см – начинает подкрадываться, а с 1,5 см – делает молниеносный бросок, причем практически всегда точный. Особенно далеко прыгает обитающий в нашей стране аттулюс-прыгунчик. Он пролетает в финальном скачке расстояние, в десять раз превышающее длину его маленького тельца (3,5 мм).

Мастер маскировки – самец паука Myrmarachne plataleoides. Когда скакуны, охотясь, ходят по вертикальным поверхностям, они всегда тянут за собой страховочные нити и никогда не забывают укрепить их на опоре перед прыжком. Прыжок их – в масштабах пространства, на котором обитает паучок, – гигантский, и, естественно, не всегда можно предусмотреть его финал. Так что страховочная нить очень полезна. Она спасает паука от неловкого падения с забора или со стебелька растения, на котором он охотится.

Так как пауки-скакуны отлично видят и различают детали и цвета, то совершенно не удивительно, что многие виды этого семейства обладают весьма занятными украшениями: например своеобразными «усами», «рожками» или «панковскими» хохолками. И при этом ярко разукрашены. Разумеется, особенно нарядны тропические скакуны, но и обитатели средней полосы тоже по-своему красивы. А главное – все они удивительно виртуозны.

Их движения заставляют вспомнить балетных танцоров. Особенно красиво танцуют самцы перед самкой, причем такой брачный танец может продолжаться до получаса. У многих скакунов передние лапки длинные и толстые. Во время брачного танца они поднимают их вверх (одну или две сразу), разводят в стороны, вытягивают вперед и размахивают или даже хлопают ими друг о друга в такт танца. Уже упомянутый аттулюс-прыгунчик, опираясь на три пары ног и грациозно покачивая вытянутыми кверху передними, совершает прыжки вправо. Затем на мгновение замирает, отведя одну переднюю ногу в сторону, и начинает прыгать влево, грациозно помахивая поднятыми передними лапками. Вообще все движения танцующего скакуна очень ритмичны: повороты, скачки вправо и влево согласованы с движением поднятых ног и вилянием брюшком, что у некоторых видов также является весьма важным элементом танца.

Самки скакунов часто тоже принимают участие в танце, повторяя движения самца, а бывает, вдруг прыгают в его сторону... Но самец успевает ловко отскочить, и самка приземляется на то место, где ее поклонник только что исполнял чудесный танец. У нас, в средней полосе, в мае–июне, после брачных танцев и свадеб паучиха плетет шелковый кокон и откладывает в него яички, которые охраняет, время от времени отбегая ненадолго, чтобы поймать зазевавшуюся муху.

Пауки-скакуны живут в самых разных местах. Некоторые облюбовали стволы деревьев и пни в лесу. Другие приспособились к жизни рядом с человеком, избрав местом своей охоты деревянные заборы, стены сараев и домов. Третьи обитают на земле и охотятся среди лиственного опада. А есть среди пауков-скакунов и такой, который приспособился жить среди муравьев. Этот обитатель Филиппинских островов – Myrmarachne plataleoides – исключительный мастер маскировки. Своим нарядом («под муравья») он может сбить с толку не только стороннего наблюдателя, но и самих муравьев-ткачей, среди которых он обитает и на которых с успехом охотится. Муравья паук напоминает не только цветом и формой тела – своими передними лапками он отлично копирует муравьиные антенны. Своих усиков у него, как у любого паукообразного, нет. Зато передние ноги сильно истончены, направлены вперед и находятся в постоянном движении. Там, где у муравья находятся глаза, у паука расположены два пигментных пятна, а настоящие паучьи глаза спрятаны перед этими пигментными пятнами. Благодаря такой маскировке паук спокойно расхаживает среди весьма агрессивных муравьев, выбирая себе жертву.

Однако после того, как самцы этого вида достигают половой зрелости, с ними происходят совершенно необычные изменения. После последней линьки их челюсти-хелицеры становятся в 5 раз длиннее, чем у самок, и достигают 50–70% от длины тела! Таким образом из «рабочего инструмента» они превращаются в украшение и демонстрационное оружие для поединков. Сражение именно этих «носителей клинков» было описано в начале статьи. Причем, как уже было сказано, у всех скакунчиков схватки между самцами – не более чем бескровные пантомимы. Надо заметить, что среди пауков в целом подобное «благородное» обращение друг с другом – большая редкость.

Филиппинские скакунчики платят за возможность иметь свое турнирное оружие довольно большую цену: паук с такими гипертрофированными челюстями просто не может нормально питаться. Во-первых, удлинившиеся хелицеры теряют связь с ядовитой железой, находящийся в голове паука, и ему приходится немало повозиться, прежде чем он сможет умертвить схваченную жертву, – ей частенько удается вывернутся и удрать. А во-вторых, как известно, пауки не грызут свою добычу, а втягивают жидкость, в которую превращаются внутренности жертвы в результате действия введенных ферментов (внешнее переваривание). Самцам филиппинских скакунчиков приходится для этого пронзать тело жертвы насквозь, пока кончики их длиннющих хелицер снова не попадут в рот. Процедура весьма неудобная. Кроме того, после каждого «завтрака» пауку приходится долго и тщательно чистить свои челюсти. Самки же этого вида в турнирном оружии не нуждаются, челюсти у них и во взрослом состоянии сохраняют пропорциональную длину, поэтому никаких проблем с питанием они не испытывают.

А как же камуфляж, спросите вы? Ведь изменившийся вид самцов должен насторожить муравьев, так что и охотиться-то будет не на кого... Но как раз по этой части у пауков «все продумано». Дело в том, что у муравьев-ткачей есть две формы рабочих особей. Одни – маленькие, ухаживающие в гнезде за яйцами и личинками. Под них-то и маскируются самки и молодые самцы. Другая каста – большие, собирающие пищу фуражиры, которые к тому же часто переносят в своих челюстях маленьких рабочих из одного участка гнезда в другое. Взрослые самцы маскируются под них, заодно решая и проблему с похищением своих: жертв на глазах у их собратьев...


Интересное на сайте Черная вдова

Содержание и уход за птицеедами
Приятного аппетита!
 Нханду хроматус — Nhandu chromatus
Missulena occatoria
Древесный и Аризонский волосатый скорпионы
Сегментарный состав тела паука
Жизненный цикл паука
 Притча о пауке
Tetragnatha pinicola
Яндекс.Метрика